Яндекс.Метрика

Старый Ташкент Крытый рынок Хаст Имам

Поскольку на рынке, особенно в базарные дни, было очень много народа, на его границах с конца XIX в. начали возникать многочисленные постройки европейской архитектуры. Там располагались торговые и складские помещения различных торговых фирм (Московской большой мануфактуры, мануфактурные магазины Э. Циндедя и бр. Яушевых, Викулы Морозова и др.), отделения различных банков и кредитных контор, караван-сараи, многочисленные чайханы и пр.
Старогородской базар был большим специфичным общественным центром города, где всегда было много народа, где люди не только покупали и продавали, но и встречались в чайханах, обменивались новостями, где глашатаи зачитывали различные акты, обращения и решения городских властей и пр.
На север от рынка, среди городской жилой застройки лежит крупный культовый комплекс - Хаст-Имам, Этот ансамбль пользовался большей популярностью и почитанием, чем аналогичные постройки в центре города7, хотя сохранность построек была так же невысока. Вообще следует отметить, что художественное и историческое значение и их сохранность были всегда значительно ниже известных ансамблей Самарканда, Бухары и других древних столичных городов. Поэтому они и в меньшей степени интересовали туристов, которые уже в XIX в. стали посещать Туркестанский край. Ансамбль Хаст-Имам состоял из медресе Ба рак-хана, построенного в первой половине XVI в., с включением в композицию медресе двух мавзолеев, один из которых был построен над могилой ташкентского правителя из воцарившейся в это время узбекской династии Щейбанидов - Су-юндж-хана и ставшего фамильной усыпальницей ташкентских удельных правителей из этой династии. И если этот памятник еще сохранял значительные остатки своего, некогда обильного декора, то второй крупный памятник - мавзолей Абу-Бакра Мухамада Кафаль Шаши, построенный также в первой половине XVI в., в основном возвышается над всеми другими постройками своей серо-охристой кирпичной массой и имеет только на главном фасаде очень скромные глазурованные облицовки. Здесь же лежат медресе Муи-Муббарак, мавзолей Бобо-Ходжи, мечеть Намазгох и другие мемориальные сооружения XIX- начала XX вв., находившиеся в живописном озелененном многолетними чинарами месте. Мечеть Намая-гох, обычно эксплуатировавшаяся два раза в год и поэтому обычно располагавшаяся за пределами населенных мест, а также кладбище, указывают, что этот ансамбль в период возникновения располагался на границе города, вблизи крепостных стен, окружавших в свое время основной район города Ташкента «Рабати дахиль».
Второй, весьма почитаемый комплекс культовых монументальных построек, располагается в восточной части города, примыкая к основной магистрали, ведущей от центра в широтном направлении на восток к месту бывших Кокандских ворот. Это так называемый Шейхантаур, давший в 1893 г. название примыкавшей улице - Шейхантаурской. Комплекс начинался построенным в 1892 г. усто Абду-рахимом входным купольным чортаком -своеобразными пропилеями. Выполненные в традиционных формах среднеазиатского монументального зодчества, но из кирпича европейского формата, ворота привлекали внимание очень хорошими пропорциями и деревянными дверями, покрытыми прекрасной резьбой.
Комплекс получил название по имени центрального мавзолея Шейха Ховенд Та-хура, относящегося к XV в., но весьма скромного по облику. В комплекс входят более поздние постройки мавзолея Кал-дыргач-бия с пристроенной поминальной мечетью и мавзолей Юнус-хана Моголис-танского, датируемого второй половиной XV в. В свое время этот комплекс был также весьма живописен, здесь находились вековые чинары, хаузы - водоемы, наполненные водой,- обильная зелень и многочисленные могилы примыкающего кладбища. До революции постройки Шейхан-таура были местом пребывания наиболее реакционно настроенного духовенства, дер-вишских радений и пр.
Много мазаров и особенно мечетей было разбросано по всему городу. Все они были разнообразны, оригинальны, но, кроме некоторых, в том числе Балянд-мече-ти, построенной в 1873 г, бухарским мастером Муминджаном и привлекавшей к себе внимание превосходными росписями деревянных балок покрытия, не представляли большой художественной ценности.
Небольшие гузарные мечети, как правило, поздние и относятся в XIX - началу XX вв. Вид этих построек очень прост и отличается от подобных сооружений в других городах Туркестанского края, особенно Ферганских, где подобные сооружения очень декоративны и красочны. В Ташкенте часто квадратный в плане зал зимней мечети перекрыт сфероконическим куполом на арочных парусах и здание как внутри, так и снаружи лишено живописного декора. К купольному залу зимней мечети примыкает сбоку открытое летнее помещение на легких деревянных колоннах традиционной формы (например, Кок-мечеть в бешагачской даха) или же ароч-но-купольная галлерея, окружающая купольный объем с трех сторон (Ляйляк - мечеть в районе Иски-Джува). Все эти мечети являлись основным элементом комплекса, куда входили сводчатые ворота с находящимся под ними небольшим ми-наретиком, двор с бассейном - хаузом и несколько тенистых деревьев.
Но наибольшее распространение среди гузарных мечетей получали каркасные постройки с рядом внутренних деревянных колон, которые несли балочное глин-но-саманное перекрытие, а впоследствии более легкую железную кровлю.
По сведениям средневековых источников, Ташкент в X - XI вв. состоял из арка-цитадели (где находились дворец правителя, тюрьма и различные административные постройки), шахристана (собственно города) и двух пригородов - раба-да-дахиль и рабада-харидж, причем каждая из этих частей была окружена своей крепостной стеной. К XIX в. все эти членения из топографии города исчезли. Исчезли они и из памяти народной. Можно только твердо определить в это время место старой цитадели, которая продолжала существовать до начала XIX в.
Во второй половине XIX в. структурно резко выделяется зона очень плотной жилой застройки, окружающей старую цитадель и рынок, и занимающей серединное положение в городе с некоторым смещением на север в сторону Сагбанеких и Тахтапульских ворот. Примерная общая площадь зоны плотной застройки около 650 га, причем ближе к центру эта плотность особенно нарастает. По южной, западной и северной сторонам города границы плотной застройки совпадают с глубокими арыками, кольцевыми улицами и системой кладбищ. Очевидно, эта граница фиксирует границы основного города в определенный период развития, когда кладбища, как это принято, тяготели к стенам города. Линия старых стен здесь проходила через гузары Чакар, Чукур-Купрюк, кладбища Ходжа-Исхок, Клыч-Бирхан, гузары Чагатай, Кош-тут, Хазрет-Имам, Кум-лок, Казан-мазар.
В районах плотной застройки почти нет зеленых насаждений, кроме отдельных деревьев во дворах жилых домов и возле мечетей.
По внешнему периметру, тяготея к границе города, по контуру бывших крепостных стен проходит широкая полоса более разреженной застройки. Здесь, на смену кварталам сплошной застройки из тесно примкнувших друг к другу жилых домов приходят дома иа достаточно больших и хорошо озелененных участках. Золеная полоса как бы широкой подковой охватывает город, проходя по западной, южной, восточной сторонам, из этих районов на городской рынок поступают фрукты, овощи, мясные и молочные продукты.
Особенность некоторых среднеазиатских городов и .особенно Ташкента - так называемая «мауза», ранее находившаяся за пределами стен и широким кольцом охватывающая весь город. Ширина маузы ыла от четырех до шести километров. Это зона возделанной земли, хорошо озелененной и обводненной, кроме тех участков, где рельеф местности приводил к существованию пустырей. Вся эта земля была разбита на участки разной конфигурации и размеров, в зависимости от зажиточности их владельцев. Участки принадлежали городским жителям, особеЕшо живущим в центральных, плотно застроенных районах, и эксплуатировались только в летнее время. Здесь находились не очень капитальные жилые постройки, куда владельцы участка весной перевозили семьи и где занимались сельским хозяйством, заготавливая продукты на зиму и для продажи. Глубокой осенью жители покидали свои участки в окрестностях города и переселялись в свои городские дома.
После 1865 г. на территории старой маузы от Анхора до Салара начал развиваться и новый европейский Ташкент. В структуру маузы входили и пригородные кишлаки, которые вместе с землями, принадлежавшими городским жителям, были основной сельскохозяйственной базой города. Уже позднее, растворившись в среде развивавшегося нового города, эти кишлаки, а также урочища, оставили свои названия отдельным улицам, жилым массивам и кварталам. Такими кишлаками и урочищами были Беш-кайрагач, Чупан-ата, Катар-тал, Чиланзар, Дом-рабат, Тах-та-купрюк, Мир-абад, Юнус-абад, Щавли, Ак-тепе, Карамурт, Ялангач, Кара-су, Дар-хан, Занги-ата, Шор-Тепе и др.Основной планировочной единицей жилой застройки города являлись махаля - жилой квартал, жители которого связаны традиционными и очень устойчивыми нормами общежития и коллективной взаимовыручки.

Продолжение про Старый Ташкент

 
  • Комментарии отсутствуют
 
hello