Яндекс.Метрика

Старый Ташкент Урда, Чорсу, Крытый базар в старом городе

Все тупички как бы вливаются в переулки, те- в более  широкие улицы, и последние- в основные радиальные артерии, которые обязательно выведут либо в центр города, либо к городским воротам. Выбору правильного направления способствует и постепенная насыщенность радиальных артерий различными постройками общественного пользования- мечетями, кузницами, чайханами, торговыми лавочками, которых к центру становилось все больше и больше.
По данным 1909 г., в старом городе Ташкента было 43 000 владений, а длина улиц и переулков составляла (1262 версты) 1345 км . Улицы были немощеные и, как сообщают источники (безусловно, немного преувеличивая), зимой в грязи «тонули» люди и животные. С 1884 г., когда начали шоссировать улицы, за пять лет было покрыто гравием всего около 27 км (25 верст). К 1917 г. это число несколько увеличилось, на главных магистральных улицах была устроена булыжная мостовая.
Освещать улицы начали в 1887 г., когда установили 100 фонарей. Для такого большого города этого, конечно, было очень мало. К 1909 г. установили еще 24 керосиновых калильных фонаря вдоль Шей-хантаурской улицы и 33 фонаря на Чагатайской и Кукчинской улицах.
Улицы Ташкента очень долгое время не имели официальных названий, и только в 1893 г. постановлением Городской думы были присвоены названия семнадцати основным улицам старого города. Эти названия соответствовали направлению улиц к бывшим воротам, названию мест и гузаров, через которые они проходили- Самарканд-дарваза, Сагбаи, Чагатай, Джаркуча, Укчи, Бешагачская, Тахтапульская, Вилоят, Тапькуча (или Шейхантаурская) и др.
С очень отдаленных времен Ташкент был разбит на две половины и на четыре территориально-административные части-«даха». В северной половине города улица Сагбан разграничивала Кукчинскую и Сибзарскую части. На юге по сторонам Бешагачской улицы лежали Бешагачская и Шейхантаурская части. Каждой части соответствовала и крепостная стена с тремя воротами; к Кукчинской части как бы причислялись ворота Кукчинские, Чагатайские и Сагбан; к Сибзарской- ворота Кара-Сарай, Тахтапуль и Лабзак; к Щейхан-таурской- Кашгарские, Кокандские и Коймас; и к Бешагачской части- Беш-агачские, Камаланские и Самаркандские ворота.
Традиционное административно-территориальное деление старого города на четыре части сохранилось и после присоединения к России. Каждая даха имела своего судью- казы, арык-аксакала, ведающего распределением воды и чистотой ирригационных арыков, и пр. Расположенная на левом берегу Анхора Урда- городская крепость и место пребывания наместника - хакима (позднее его называли бекляр-беком)- появилась в начале XIX в., после подчинения города кокандским -ханам. В Урде находились постройки ханского дворца (кокандские ханы часто посещали Ташкент, чтобы военным или дипломатическим путем мешать постоянному стремлению ханских наместников или городских жителей к самостоятельности), постройки наместника. Здесь же находились сарбазный двор- казармы военного гарнизона, оружейные склады, казна. Вблизи цитадели возникали и иные постройки чинов кокандской администрации, выходцев из Восточного Туркестана. Урда была наиболее укрепленным элементом в системе городской фортификации. В плане она имела форму близкую к прямоугольнику и только ее западный фас, примыкавший к городу, имел изломанный абрис, соответствующий изгибам разграничивающего эти две части арыка Анхор.
Урда занимала значительную территорию- около 21,2 десятин или 23,1 га. Окружавшие Урду стены длиной около двух километров (950 саж.), были еще относительно новыми и прочными. Они имели часто поставленные полукруглые выносные башни и трое укрепленных ворот. Причем, со стороны города укрепления стен были особенно солидными, несмотря на то, что в подножьи стен лежал глубоководный Анхор. Одни ворота находились в юго-западном углу цитадели, двое других располагались друг против друга по линии запад-восток. Они подводили к основной городской Шейхантаурской улице, таким образом, здесь Урда была как бы проходной и выехать или въехать в город можно было только через Урду.
Внутри стен Урда представляла собой небольшой городок, где от серединного широкого проезда отходили узкие и изломанные переулки и тупики, а за глухими глинобитными заборами были свободно разбросаны жилые и хозяйственные постройки. Здесь же были деревья и восемь хаузов. Казарменные постройки сарбазов располагались в серединном проезде, а также вблизи Шейхантаурских ворот. Постройки с апартаментами коканд-ского хана, а также ташкентского наместника лежали в возвышенной юго-западной части цитадели. Расположение новой цитадели на границе города, причем отделенной от города глубоким каналом и мощными стенами, было не случайным. Это было общепринятым для древних и средневековых городов Востока, когда владетели города не доверяли своим поданным, боялись их и стремились строить свою резиденцию с таким расчетом, чтобы в военном отношении господствовать над городом и в то же время сохранять возможность быстрой эвакуации.
Территория к востоку и северу от Ур-ды, занятая упомянутыми постройками членов кокандской администрации, была окружена самостоятельной стеной. Эта стена начиналась вблизи Лабзакских ворот, подходила к юго-восточному углу цитадели, а затем опять отходя от цитадели в ее юго-западном углу, шла на юг по левому берегу Анхора, вплоть до ворот Кой-мзс где она опять переходила на правый берег.
Сразу же после завоевания Россией, и цитадель и ее стены, и стены, окружающие прилегающую территорию на левобережье Анхора, были уничтожены и только вдоль канала, в промежутке между бывшей Урдой и Коймасскими воротами, еще долго сохранялись остатки старой крепостной стены города.
Во времена кокандского господства старый политический центр города- место, соответствующее первоначальному ядру, и находящееся посередине города,— начал приходить в упадок. Видимо, тогда были разрушены постройки прежних владетелей. Сильно пострадали находящиеся здесь крупные культовые здания- медресе Кукельдаш, построенное во второй половине XVI века. В 1830—31 гг. был
разобран второй этаж в западной части медресе, а после 1871 г. большой ущерб был нанесен и главному фасаду. Построенная на самом высоком месте города в конце XV в. на средства известного мистика и главы среднеазиатского дервишизма Ходжи Ах papa, соборная мечеть Джами так же была очень сильно разрушена и даже перестала функционировать. Царские власти в 1882 г., в целях получения признательности от местного населения, заново отстроили главное помещение мечети с куполом. В этой перестройке приняли участие русские инженеры, что повлекло изменение традиционных форм арок и купола.
Расположенный к северу обширный базар, видимо, очень древний, занимал обширную площадь, торговали на нем различными товарами, обслуживал он не только нужды города, но и жителей сельской округи и других городов. Этот базар, как основную достопримечательность города, подробно описывают все путешественники. А. К. Гейне отмечает его большие размеры, грязь и неопрятность, указывает так же, что на базаре было около тридцати рядов для торговли разными товарами и, что эти ряды были крыты соломой и хворостом по балкам, перекинутым с одной крыши на другую.
Во второй половине XIX в. базар развивается. Существуют отдельные ряды для торговли разными товарами- кожевенные, мучные, мясные, рисовые, для продажи сладостей, ювелирных и серебряных изделий, лепешек и пр. В 1886- 1887 гг. улицы на базаре были несколько расширены, выпрямлены, замощены булыжником, освещены керосиновыми фонарями и перекрыты тесом, а впоследствии железом.

Продолжение про Старый Ташкент здесь 

 
  • Комментарии отсутствуют
 
hello