Яндекс.Метрика

Рейн

Загрохотали фермы железнодорожного моста, мощные, в сплошных заклепках, а в их пролетах показалась вспененная, точнее, взлохмаченная поверхность большой реки. Она густо забита самоходными баржами, пароходами, катерами. Впечатление чрезвычайной оживленности и пестроты. Набережная. Шпили башен, высокие красные черепичные крыши домов... Первая встреча с Рейном.
Эта река рождается в горах швейцарского кантона Граудюеден и умирает на равнинах Нидерландов. Приняв сорок четыре притока, миновав шесть государств, пройдя сквозь турбины гидростанций, через винты и лопасти тысяч пароходов, Рейн впадает в Северное море.
Плавание  вниз по этой реке похоже на езду на скором поезде. Только двигаясь против течения, удается что-то разглядеть и запомнить.
Юго-восточнее границы, разделяющей ФРГ и Нидерланды, рейнский пейзаж меняется на глазах. Безмятежные дали опутываются линиями электропередач, огораживаются частоколом труб, переплетением арматуры. Воздух наполняется почти ощутимой копотью и пропитывается столь специфичным для индустриальных центров запахом угля и железа... Все плотнее частокол заводскихтруб, кирпичных, бетонных, железных. Воздух заволакивается дымом и бензиновой гарью, стелющейся над самой водой. Черный от копоти,, оглохший от гудков и сирен, ослепший от ядовитых выхлопных газов, как бы ощупью пробирается Рейн на территории гигантского, на десятки километров растянувшегося заводского двора, огибая гудящие огнедышащие печи, горы каменного угля и железной руды. Это и есть знаменитая Дуис-бургская гавань, точнее, средоточие десятков гаваней. Один из самых крупных речных портов мира! Годовой грузооборот его достигает почти 30 млн. т, превосходя порой оборот морского гамбургского порта, именуемого в ФРГ «воротами в мир».
Если Вам доведетсья  побывать в Дуйсбурге обратите внимание на центральную часть. Тут расположено старинное здание ратуши и еще более старинная церковь. И это, кажется, все, что не относится непосредственно к промышленности. Вся остальная территория города занята заводскими корпусами, плавильными печами, градирнями, трубопроводами и, разумеется, магазинами. Можно долго колесили по вымершим улицам и площадям этого индустриального заповедника, одинокие в плотном автомобильном потоке, пока на одном из дорожных указателей, чересчур уж щедро расставленных на здешних магистралях,  и не прочитать: «Эссен-1 км». Оказывается, можно просто  заблудится в стальном лабиринте Рура, чудовищной агломерации, захватившей в свою сферу свыше 10 млн. человек; 4 тыс. человек на 1 кв. км!
За Дюссельдорфом, в районе Леверкузена, вновь выдвигаются на передний план индустриальные кулисы. На этот раз в виде корпусов химического гиганта «Байер». О нем свидетельствует огромная крестообразная фирменная марка этого концерна, подвешенная между небом и землей на 120-метровых стальных мачтах и видимая за много километров и днем и ночью.
Самый крупный из рейнских городов Кёльн расположен на полпути между Боденским озером, из которого выливается Рейн, и Северным морем, куда он впадает.
Не так давно Кёльн отпраздновал свое 2000-летие, и уж совсем недавно, в 1975 г., перешагнул в разряд городов с населением свыше 1 млн. человек. Своему возвышению город немало обязан географическому положению. Заложенный еще римлянами, в средние века Кёльн приобретает славу крупнейшего центра торговли. Это обстоятельство нашло своеобразное отражение в пословице: «Богат, как кёльнский суконщик».Внешность Кёльна обманчива. Многочисленные шпили церквей, узкие улочки района, прилегающего к набережной, черепичные крыши и, наконец, громада собора не должны никого вводить в заблуждение. За этим «средневековым» фасадом расположился современный промышленный и торговый центр с небоскребами, гигантскими магазинами и предприятиями.
От Кёльна начинается регулярное пассажирское судоходство, осуществляемое компанией «Кёльн-Дюссельдорф Райндампф-шиффарт», основанной еще в 1853 г. на базе двух конкурирующих фирм. Крупнейшие из судов, принадлежащих этой компании, берут на борт до 3 тыс. пассажиров. Они оборудованы комфортабельными буфетами, ресторанами и даже бассейнами для купания. А вообще-то чего на Рейне не встретишь! Ходят здесь и наши «Ракеты» на подводных крыльях, и старые колесные калоши, помнящие еще кайзера, и караваны гигантских барж, но больше всего тут самоходных барж.
От Кёльна до Бонна примерно полтора десятка километров. Примерно потому, что сегодняшний Бонн-понятие условное. Ставший волей обстоятельств столицей государства, еще недавно этот маленький университетский городок продолжает разрастаться,
поглощая соседние деревни. Правда, последнее время строительство ведется не столько вширь, сколько ввысь. Трудно сказать, украсят ли город воздвигаемые небоскребы, но что изменят-это бесспорно. Жаль, если это распространится и на окружающую природу.
У Бонна река решительно меняет обличье. Мы вплываем в «романтический» Рейн. Горизонт загораживает цепь конусообразных вершин. Это-Зибенгебирге (Семигорье). Горы эти хотя и не высоки, но чрезвычайно эффектны благодаря изяществу профиля, живописным руинам старинных башен и, разумеется, Рейну. Нет ничего удивительного, что именно этот край часто становится ареной действия легендарных героев древности. Так, ближайшая к Рейну вершина, служившая прибежищем кровожадному дракону, стала свидетельницей подвига Зигфрида, сразившего, как известно, это чудовище.
Широкая, выбитая подошвами туристов тропа, лучше сказать магистраль, приводит нас к вершине Драконовой скалы. В свое время здесь располагались каменоломни, поставлявшие стройматериалы многим городам этой области.
На самой вершине сохранились руины высокой мощной башни. У подножия башни- небольшая площадка, с которой открывается вид на Рейнскую долину: заросшие лесом горы, увенчанные средневековыми руинами, уходящие за горизонт поля, заставленные игрушечными, аккуратными городками, геометрически четкие линии дорог, густые рощи заводских труб, а внизу плавная лента великой реки.
За Бонном река сужается. Берега становятся круче, не оставляя места для больших городов. Их здесь и нет. Но зато те маленькие, что есть, очень живописны. Особенно хорош древний Андернах, заложенный еще римлянами: его стены, остатки дворца, церковь, большая круглая башня.
Здесь же начинаются виноградники, без которых весь дальнейший рейнский пейзаж попросту немыслим. Взращенная в глубокой древности на востоке виноградная лоза была принесена на Рейн войсками римского императора Пробуса.
За Коблинцем идут иные места: «Самый прекрасный уголок Германии ... это берега Рейна от Майнца до Коблинца. Край сей-мечта поэта, и самая роскошная фантазия не может выдумать ничего прекраснее этой долины, которая то открывается, то закрывается, то становится цветущей, то пустынной, то смеющейся, то пугающей»,- писал известный немецкий поэт прошлого века Генрих Клейст.
У начала излучины, которую образует Рейн перед впадением в него Лана, возвышаются башни и стены Марксбурга - единственного на всем Рейне замка, дошедшего до нас неразрушенным. А на другом берегу, напротив него, расположено место, носящее имя «Кёнигсштуль» (престол), где, по преданию, немецкие курфюрсты выбирали своих императоров.
Весь дальнейший участок реки до самого Бингена остался в моей памяти диким и суровым. Возможно, что это в общем-то правильное впечатление усилилось еще благодаря погоде. Помню, при подходе к Сан-Гоару, городку, прилепившемуся к подошве крутого, заросшего лесом откоса, стал
накрапывать дождик. Высокие мрачные берега стремительно сдвигались и от этого становились еще выше и угрюмей. Низкие, зацепившиеся за прибрежные леса тучи делали окружающий пейзаж смутным, почти нереальным. Рейн метался из стороны в сторону, открывая новые и новые вершины, увенчанные руинами разбойничьих замков, действительно похожих в сумерках на силуэты хищных птиц.
До Эренфельса, сменяя друг друга, тянутся замки, иногда реставрированные, иногда заброшенные, но всегда надменные и неповторимые. Как правило, они расположены на вершинах, реже у воды.
На треугольнике, образованном Майном и Рейном, расположен город Майнц. Как и большинство рейнских городов, Майнц ведет свое существование с римских времен, когда под именем крепости Могунтиакум он нес охрану северных границ империи. За Базелем судоходство кончается. Рейн как бы переключается на производство электроэнергии, проходя сквозь стальные трубы многочисленных гидростанций. Этот, так называемый верхний Рейн, уходит за пределы ФРГ и простирается до Боденского озера. Питающий это озеро Альпийский Рейн прокладывает свой путь по территориям Австрии, Лихтенштейна и Швейцарии, и мы на него не попадаем. Мы прощаемся с Рейном. И кто знает, какой будет новая встреча. Мощные, но, увы, пропахшие бензином, пропитанные мазутом волны несут не только суда. Они несут также отбросы бесчисленных предприятий и городов... Специалисты из «Международной компании по защите Рейна от загрязнения» называют страшные цифры.
Рейнские берега перенаселены; например, в ФРГ на Рейне проживает свыше половины всего населения. Подсчитано, что за одни сутки воды Рейна выносят из ФРГ 29 тыс. т одной поваренной соли! Естественный биологический обмен реки почти повсеместно нарушен. Эту реку все чаще называют «сточной канавой Западной Европы».

 
  • Комментарии отсутствуют